Костанайская областьНОВОСТИ ДНЯРегионы

«Две недели жил на диванчике в кабинете»: интервью с главврачом Житикаринской больницы Рустемом Айтбаевым

— Рустем Сапаралыевич, были готовы к КВИ? Что почувствовали, когда узнали, что у пациентов коронавирус?

— Мы готовились, так как наш регион приграничный. Расширили коечный фонд до 160, подготовили специалистов. Очень волновался, когда узнал о КВИ-пациентах в больнице, оттого, что именно мы стали первопроходцами. Первые три случая в области были условно предсказуемые: прилетевшие из Египта автоматически попадали в группу риска. В нашем же случае люди заболели дома, да еще и не сообщили о своей поездке в Нур-Султан. Ухудшение состояния из-за длительного самолечения, позднее обращение к врачам, возраст — все сыграло роль.



— Как коллектив отреагировал?

— Двояко. У некоторых была паника. Единицы молодых специалистов добровольно предложили свою помощь. Более возрастная часть ретировалась на домашний карантин, в отпуска. Увы, не было единения в бою. Несмотря на профессионализм, у многих врачей верх взяло бытовое понимание ситуации.

— Это вы про то, что медики потеряли терпение в ожидании результатов анализов на КВИ?

— Да, проявилась нервозность со стороны и медиков, и эпидемиологов. Все-таки нужно было сделать анализы сотне человек. Я тоже остался с коллективом, хотя мог покинуть больницу, так как не относился к числу контактных. Две недели жил на диванчике в кабинете. Семья врача готова ко всему.

— Каких качеств потребовала от вас эта ситуация?

— Знаний и твердости. Пришлось освежить в памяти тему инфекционных заболеваний. Организовали бригады из сотрудников, которые остались вне потенциального контакта, перекроили зоны – чистые и грязные, сформировали бригаду по забору анализов. В условиях старой больницы советской постройки было непросто. А как иначе? Пришлось взять на себя ответственность за решения, требующие нестандартного мышления. Также успокаивал и пациентов, и медперсонал. Были моменты, когда их нервы сдавали. Надо отдать должное команде эпидемиологов — тем, кто занимался обзвоном пациентов, объяснением тактики ведения, они отлично сработали.

— Коронавирус — заболевание сложное?

— По научным исследованиям, первой мишенью вируса становится ткань легких, которая теряет эластичность и способность к газообмену. Мембраны, передающие кислород и обогащающие кровь, хуже работают. Поэтому каждый должен понимать, с кем он общается и как. Когда пациентов спрашиваешь, где был, что делал, с кем встречался, — они не отдают себе отчета в этом, а потом требуют объяснений от медработников. А какие вопросы могут быть к врачам? Медицина ориентирована на работу с результатом. Кашель, насморк, температура – это результат. Профилактика заболевания полностью на гражданах, которые должны себя спросить: что они сделали, чтобы не заболеть? Этим вопросом никто не задается. Зато спрашивают: почему я положительная, почему изолирована? Люди винят всех, кроме себя. Это же элементарно! Носи маску, соблюдай дистанцию, ограничь общение.

— Ситуация в Житикаре сподвигла людей отнестись к себе ответственнее?

— Ответственность появляется потому, что человеку надо попасть в поликлинику, в магазин. Мол, так уж и быть, надену маску, перчатки. Каждый, кто попадает в зону риска и изолируется – недоволен. Но к этому недовольству причастен сам человек, который не носит маску, ходит в гости, не моет руки, не использует средства защиты. Это и есть корень жалоб и непонимания действий медработников. По сути, виноват человек. Есть же разница: или ты часами сидишь в гостях без маски, со всеми обнимаешься, тем самым нарушаешь саннормы, или же надел маску, зашел на 10 минут в магазин или аптеку и вышел, а дома вымыл руки. Это уменьшает риски любой инфекции, даже кишечной палочки.

На днях женщина меня остановила и спросила, почему она должна бегать из одного здания в другое, чтобы выписать рецепт. При том что наша больница в режиме КВИ, а часть поликлиники перенесли в другое здание. Она не знала, что мы наладили доставку лекарств на дом. Но ее больше всего покоробило, почему из-за моих решений она должна дольше ходить. Вопрос про КВИ-безопасность не стоял.

— Мне кажется, ситуация с КВИ выявила много неприглядного в людях…

— И не только в гражданском обществе, но и во всех смежных службах вскрылись гнойнички. Часть медперсонала, поначалу отказавшаяся работать с КВИ-больными, передумала, узнав о доплатах к зарплате. Но врач не ради денег идет в медицину. Он служит людям. Кстати, наши работники получили доплаты. А не вошедших в категории доплат медиков некоторые местные организации решили финансово поощрить.

— Какой урок из случившегося вы извлекали?

— Самое важное – протоколы по организации лечебного процесса в условиях пандемии должны быть разделены: одни для крупных городов, другой – на периферии. Потому что реалии показывают: к заразе 21 века нельзя готовиться в зданиях века 20-го. В столице и медучреждения новые, и оснащение на уровне, в отличие от районов. Думаю, наверное, в Минздраве должен быть вице-министр по развитию регионов, который будет в курсе ситуаций в районах регионов, защищать и представлять их интересы.

Материал kstnews.kz


Подписывайся на новости в наших социальных сетях ВК, в Одноклассники, Инстаграм. У вас есть фото, видео происшествия и др? Присылайте в WhatsApp и Telegram 8-707-954-29-82. А ещё мы доставим вам новости! Постучитесь и мы добавим ваш номер в рассылку.

Loading...
Loading...