Костанайская областьРегионыЧП

«Засунул бутылку в задний проход» — в чём обвиняют полицейских из Лисаковска?

Приговор  в отношении майора Жандоса Байменова и старшего лейтенанта Нурлана Курмангалиева Лисаковский городской суд вынес ещё 2 сентября. Первого обвиняют в избиении и насилии над двумя жителями Карасуского района, он приговорён к 8 годам лишения свободы, второго — в бездействии во время совершении преступления, его срок — 1 год и 9 месяцев. Однако 5 ноября приговор отменили в областном суде, чтобы провести судебное следствие заново, пишет Наша газета.

Потерпевшие опасаются, что полицейские смогут избежать наказания.

Инцидент, ставший поводом для судебного процесса, случился 27 ноября 2019 года — через месяц после того, как Ирина Б. и её сожитель Николай Ю. приехали в Лисаковск — к маме Ирины.

— По телевизору увидели объявление, что на стройку требуются разнорабочие, договорилась с мамой и её сожителем, чтобы временно пожить вместе с ними, и остались в Лисаковске, — вспоминает Ирина. — 27 ноября муж получил зарплату и предложил её обмыть. Мы выпили вина (из приговора суда следует, что Б. выпила 800 мл, а Ю. 500 мл — «НГ»). Затем у нас с маминым сожителем произошёл конфликт — мол, мы за квартиру не платим. Мы поругались и я вызвала полицию, чтобы они разобрались. После второго звонка полицейские приехали и забрали меня и моего мужа в опорный пункт.

Однако в опорном пункте Ирина, как следует из приговора, по просьбе мамы заявила, что конфликт — у неё с Николаем. Она отказалась писать заявление, так что конфликт мог закончиться ничем. Но майор Байменов попросил выйти Б. на лестничную клетку.

— Мы вышли, он взял меня за волосы, намотал их на руку и головой об лестницу начал бить несколько раз, ничего не говорил, — рассказывает Ирина Б. — Я кричала, а он не реагировал. Куртку мне разорвал, волосы вырвал. Муж услышал мои крики, выбежал на площадку, но Байменов его затолкал назад, а меня выгнал на улицу.

Ирина испугалась, что полицейский изобьёт и её гражданского мужа, пыталась стучать в двери опорного пункта, но безрезультатно. Она вернулась домой и вместе с мамой отправилась в отделение полиции, чтобы руководство помогло пресечь избиение Николая.

— Тем временем, Байменов меня избивал в опорном пункте, — продолжил рассказ Николай. — Он спрашивал мою фамилию. У меня была истерика, я не назвал свою, а сказал, что я — Путин. Он бил меня по лицу и сказал: «Сейчас ты будешь не Путин, а п…р».

Дальше Николай рассказывает происходящее с трудом, выдавливая из себя каждое слово. Старается сдержать эмоции.

Вот как произошедшее описывается в приговоре лисаковского суда:

«В этот же момент у Байменова внезапно возник умысел на применения физического насилия к Ю., как лицу, находящему в состоянии алкогольного опьянения, с целью оскорбления и унижения его человеческого и мужского достоинства путем совершения насильственных действий сексуального характера. Используя свое значительное физическое превосходство, знания приемов борьбы, Байменов повалил Ю. на пол, завел ему руки за спину, надев на них наручники, лишив возможности оказывать сопротивление, привел потерпевшего в беспомощное состояние. Затем Байменов Ж. С. на несколько минут вышел из кабинета в другое помещение опорного пункта, откуда вернулся со стеклянной бутылкой, на горловину которой был надет презерватив. После чего Байменов рукой снял с Ю. надетые на него трико, оголив ягодицы. После чего, раздвинув потерпевшему ягодицы, Байменов через анальное отверстие дважды ввел в задний проход потерпевшего горловину бутылки с надетым на нее презервативом, удерживая ее там около минуты, причинив потерпевшему сильную физическую боль и нравственные страдания. После окончания своих противоправных действий Байменов, сняв с наручники с Ю., приказал ему встать с пола и надеть трико».

По словам Ю., после избиения и насилия полицейский протянул ему чистый лист бумаги и приказал написать на нём: «С моих слов записано верно, дата и подпись». Ю. отказался. Полицейский составил протокол, Ю. его не прочитал, расписался и поскорее поспешил уйти домой.

— У меня сильно болел задний проход, с него текла кровь, я поскорее хотел уйти оттуда, — вспоминает Николай. — Он мне сказал, чтобы я уехал до вечера из Лисаковска. Показал мне телефон, пригрозил, что отправит видео с моим участием мой посёлок. Медленно я шёл домой, хотел дойти и покончить с собой. Жена отговорила.

Ирина и Николай зафиксировали травмы в больнице, дважды обращались в полицию с заявлением на Байменовва и Курмангалиева, но всякий раз их отговаривали. Только после обращения в прокуратуру дело сдвинулось с мёртвой точки, следствием занялась антикоррупционная служба Костанайской области, сотрудники которой и довели дело до суда.

В приговоре лисаковского суда указывается, что Жандос Байменов вину не признал. Суду сообщил, что 27 ноября 2019 года был дома, а потом вместе с соседом ездил в ПХО «Лисаковскгоркоммунэнерго». От дальнейших показаний и ответов на вопросы отказался, просил суд его оправдать. Отказался от показаний и просил его оправдать и Курмангалиев, который наблюдал за происходящим.

Судебное заседание областного суда по этому делу назначено на 11 ноября.


Подписывайся на новости в наших социальных сетях ВК, в Одноклассники, Инстаграм. У вас есть фото, видео происшествия и др? Присылайте в WhatsApp и Telegram 8-707-954-29-82. А ещё мы доставим вам новости! Постучитесь и мы добавим ваш номер в рассылку.

Loading...
Loading...